Для несравненой [livejournal.com profile] therese_phil, для себя, для каждого, кому интересно. В разговоре с [livejournal.com profile] therese_phil случайно был помянут Т. Д. Лысенко, затем кавалер ордена Ленина Лидия Тимашук, и тут я вспомнил о том, что слышал где-то в 59-м. Стал записывать - стало вспоминаться многое еще. Ну, и поехало. Не остановился - потому что вдруг не вспомню больше.

Жили мы тогда на Пушкинской, во дворе, на втором этаже, а соседкой у нас была тетя Циля, Циля Осиповна Сиглер. Муж у нее был не очень хорошо говоривший по-русски сапожник Исидор. В первом этаже жили Бердичевские, а в подвале была малина, держала ее баба Маня. Во дворе, ясное дело никогда ничего не пропадало, двери можно было не закрывать. То есть нет, один раз пропало: какой-то молодой воришка то ли спьяну, то ли обмарафетившись, с утра пораньше спер у тети Цили стоявший на плозадке грец. Баба Маня, приговаривая на весь двор "ты мене хавиру спалить хочешь, хавиру спалить?" нахлестала незадачливого по щекам на глазах у изумленной публики. Через пару часов грец был возвращен тете Циле с извинениями, а воришка прощен и допущен в подвал. дальше )

АНС

Aug. 27th, 2005 11:16 pm
И было бы сегодня Аркадию Натановичу 80. И позвонил бы я ему и начал чего-то желать, а он бы меня оборвал словами: "Это все ладно, а вот подъезжай-ка ты ко мне завтра, нет, лучше послезавтра к 12-ти". И освободил бы я день, взял бы бутылочку коньяку - да и подъехал. И всласть бы наболтались.
Много лет уже, как ничего этого нет. И каждый год я наливаю себе коньяк и пью за него, за Аркадия Натановича, и вспоминаю что-нибудь из того, что было за те короткие 15 лет, когда было мне счастье приезжать к нему.
Вчера почему-то не спалось. То читал, то смотрел какие-то фильмы не сначала и не до конца. Часа в четыре наткнулся на то, что оказалось впоследствии "Списком Шиндлера", раньше я его не видел. Фильм не захватил - он казался слабым, приглаженным отражением куда более страшной реальности. И вдруг резануло ощущение фантастически малой вероятности того, что я окажусь живым. Очень многое должно было совпасть, чтобы мама с папой уцелели.
Дедушка Яков (мамин папа) в 40-м получил назначение на строящийся зовод В Черемхово под Иркутском и уехал туда, мама в июне 40-го, окончив 9-й класс, поехала к нему на каникулы. Начало войны застало ее в поезде Москва-Иркутск. Бабушка и тетка тоже по чистой случайности оказались вне Одессы и уже в сентябре 41-го сумели добраться до дедушки и мамы. Все они вернулись в Одессу в 45-м. Позднее дедушка говорил, что если бы они оставались в Одессе, он, имея опыт австрийского плена во время 1-ой мировой, никогда бы не поверил, что нужно из Одессы бежать - и все они, скорее всего, погибли бы.
Папе же досталось пережить оккупацию. По счастью, Клавочка (папина мама) была вторым браком замужем за русским и в паспорте числилась русской (хотя и Исааковной), а папа не был обрезан. Клавочка почему-то сообразила построить папе какой-то школьный документ с чужой русской фамилией Шестопалов. Их документы выдержали не только рутинные проверки (советским документам вообще доверяли, поскольку оснований подозревать Софью Власьевну в желании спасти евреев у товарищей фашистов почему-то не было), но и расследование по доносу. Повезло невероятно: расследованием занимались не немцы, а формально командовавшие в Одессе румыны. Они были ленивы и не слишком идеологичны, в сомнительных случаях людей слегка били и отпускали. Клавочку и папу слегка побили и отпустили. Дальше - до освобождения Одессы в апреле 44-го тоже был не сахар, но обошлось. С освобождением 19-летний папа немедленно попал в Советскую армию, а с ней - в кровопролитнейшую Ясско-Кишиневскую операцию. Бывшие под оккупацией попадали практически без обучения в первые ряды на убой - таково было распоряжение командования. Папе и тут повезло невероятно, он не только оказался среди немногих уцелевших, но и не был ранен - судьба раненых в этой операции была тоже незавидной. Ранило его позднее, уже в Венгрии.
Папа был влюблен в маму еще до войны (они учились в одном классе). Мама приняла его предложение не в 46-м, когда они встретились после войны, а в 52-м.
Много всего должно было совпасть, чтобы 51 год назад я все-таки родился.
Так что сегодня - их праздник, Неллиньки и Вадика.
Page generated Sep. 20th, 2017 03:54 am
Powered by Dreamwidth Studios