Те, кто за нас не волновался, могут продолжать не волноваться. Остальным вольно.
Вчерашней ночью вышел за сигаретами в пиджаке. Было спокойно и тепло, хоть гуляй. Где-то в 3 утра начался затяжной ливень. Днем был сильный довольно холодный холодный ветер, упавших деревьев по маршруту дом-базар-обратно не было - все, что могло упасть или быть сломано ветром по этому маршруту, упало или было сломано в предыдущие шквалы, их в году бывает штуки две-три-четыре, сегодняшний далеко не самый сильный. Так шо у нас на раене все нормуль.
Занимался готовкой, фон - случайно ткнутое кино, с первых кадров, очевидно, вполне себе паршивое (слюняво-мелодраматичное со всеми причитающимися французскими аксанами). Весь звуковой ряд сделан на разных исполнениях La vie en rose пиафовской. Смотрел я в четверть глаза, но точность встраивания звука в эту для-меня-паршивость была, вынужден признать, идеальная какая-то, при том что и Пиаф я не перевариваю за рвакли пластиковой страсти в клочья, и Армстронг там сладких слюней напустил до полного утонутия, и Донна Саммер как-то тоже не шевелящая какая-то, и акапелльное трио Эсперанца ничем решительно не затронуло.
И тут, на титрах уже, вдруг такое, что я офигел. Не-не, не чудо, все устройство понимаю - а все равно чудо, потому что офигел и рот раскрыл. Чего и вам желаю.
Друг картину намазал, чем спровоцировал меня на название (возможно, не этой картины):
Поминки по коту Шредингера, или стакан наполовину. Дыры, дифракция, размер дельта-икс на дельта-вэ. И да, это жанр натурсемиморта.

Упдате: сорри, вместо дыры/дифракция читать щели/интерференция.
Заладили херню про якобы извлекаемое из литературы гуманитарное знание, каковое только и делает человека человеком. Можно подумать, что литература (музыка, иобразительное искусство и т.д.) создаются крититками, литературоведами, культурологами и учителями всех этих дисциплин о. Понапридумали ученых степеней, доктор, вишь ты, искусствоведения, профессор социологии-политологии и прочую поебень, очень охота учеными быть, хотя никакой науки в этом нет (а знания случается, но не всякое знание есть предмет науки). Так вот, ни фига не ими создаются. Люди не то, что они едят, их умы - не то, чему их учили всякие учителя. Это бывает, конечно, что литературовед напишет интересную книгу, но подавляющее большинство интересных книг написаны вовсе не литературоведами. И если весь этот вторичный слой этого окологуманитарного одномоментно исчезнет - фиг бы с ним. Кому надо, тот будет заниматься тем, что ему надо и без бюджетного финансирования и госпокровительства культуре. Частных покровителей найдет. А нет - ну, так узнают люди какую-то подробность о византийско-турецкой дружбе на 10, 100 или 1000 лет позже.
Это я к тому, что если всякие культуролухи-филолухи, переживая за свой особнячок и прочие бюджетные радости, грозят упадком культуры, то я такой упадок культуры считаю крайне желательным.
Культурные уровень, ватерпас и, главное, прицел.
Был нынче на вернисаже. Выставлялись не картины, а фотографии (эти конкретные мастерски сделаны, но не мое никаким боком). Вместо фуршета имела место музыка, дуэт пианиста и контрабасиста. Дуэт оказался отличный, контрабасиста Виталия Фесенко я давно знаю (и знаю, что он разнообразно хороший), а пианиста если слышал - то не во взрослом, нынешнем его состоянии. Тарас Кузнецов. Рекомендую.
Умер Янка Гельман. Друг моего детства, случалось одним горшком пользоваться неоднократно, мамы наши дружили. Он не смог принять случившуюся полтора года тому смерть своей мамы и стал с тех пор не жильцом на этом свете. Он был добр и печален, собственно, печален он был, по-моему, всегда, не всем просто давал увидеть это, прятался за бритвенной остроты репликами, изумительной наблюдательности рассказами из жизни, толпой более или менее добрых к нему приятелей. Виделись мы с ним довольно редко, но, встретившись, говорили подолгу. В последний раз было это в первых числах сентября, возле Оперного, мы сидели в кафешке, пили Джеймсон. Янка глушил напитком боль, выпил много, мне пришлось - не в первый уже раз - не вести даже, а буквально нести его домой, благо, это было в двух одесских кварталах, не с Малой Дмитровки по московскому морозу на Зоологическую под непрерывно повторяемое его "зачем".
Сейчас мы с Любчиком вспоминаем одну Янкину историю. Янка собирал монеты, он так и говорил: "Лека, что ты от меня хочешь, я же нумизмат детства". Он долго охотился за какой-то редкой монетой, их было всего 365 штук выпущено, купить практически невозможно, давно по коллекциям разбежалась. "Нашел я ее на каком-то аукционе в Новой Зеландии. И, представляешь, она таки мне досталась. Вот она приехала, я его рассматриваю, а сам думаю: в мире 365 идиотов, которым нужна эта монета, и я - один из них". Мы смеялись в голос, была еще жива тетя Сима, и Янка не мог привести домой даму, и не нужно было столько пить. "Теперь я могу привести даму к себе домой", - говорил Янка потом. - "И что? Зачем?" Стало ничего-мне-не-надо. И я вижу его последний вечер: он перебрал после премьеры своего мюзикла и куда-то шел, повторяя "зачем", упал то ли сам, то ли не сам, замерз и никто не спас. Никто не вставил его в эту дверь на высоком пятом этаже дома "Антарктики", да и не хотел он этого, "Мой дом - Третье Еврейское", - говорил он мне. "Там никого нет", - отвечал я ему, а он опять не слышал.
Добрый, умный, бесконечно печальный. Жаль.

фотография )


Тут спасательные меры для гривна изобрели: обязательную продажу 50% валютной выручки и 15% налог на продажу (продажу!) валюты. Т.е., на шею уже почти не плывущему гривну два камешка привесили, чтобы плыть было легче. Следующие меры спасателей, очевидно, запрет вывоза валюты, а затем и ее конфискация у граждан.
Что же, в добрый путь, проверим верность поговорки "гривно не тонет".
О, европодстилка мусульманская уже заголосила.
Поскольку военная операция, видимо, тем и завершится, хочу напомнить израильским друзьям правила пропорционального ответа для невоенного (мирным его не назовешь) времени:
- земля в Израиле продается арабам на тех же условиях и в таком же количестве, в каком она продается евреям в секторе Газа;
- количество мест отправления мусульманского культа в Израиле поддерживается на уровне количества синагог в секторе Газа;
- снабжение сектора Газа на деньги налогоплательщиков Израился прекращается немедленно
и так далее. В идеале, конечно, денонсация ослиных соглашений, поскольку одна из сторон не выполнила своих обязательств.

И да, про гражданское население не надо мне тут в комментах. В мире по сей день дети от голода умирают, мне их, в общем, жаль, но я не собираюсь отнимать ужин у своего ребенка ради них. И вы не собираетесь, так что не пиздите.

Что-то такое должен я был Аркадию Натановичу завезти одним вечером в 90-м году. АН предупредил, что очень занят, принять меня как обычно (т.е. на несколькочасовый треп под коньяк) не сможет, но это меня не остановило. Приехал, АН открыл дверь и, загородив собою дорогу в кабинет, известил: "Значит, так. Тут БН. Мы работаем, так что проваливай". Работаем - дело понятное, и я ответил, что мол, окей, но можно же мне хоть познакомиться с человеком, некогда связанным со мной тайной переписки. "Значит, так." - еще более весомо сообщил АН, - "Приезжай завтра с утра, часов в 10. Сможешь?" С тем я и уехал.
Я мог и приехал. Дверь открылась, препятствием на пути в кабинет АН более не являлся, дверь в кабинет была открыта, а сам кабинет, где я ожидал увидеть БН, был пуст. АН предложил мне усаживаться поудобнее, и на мой вопрос, где же обещанный БН, ответил "Уехал. Он тебя боится. И позвал я тебя не за этим. На, вот, читай, а я на кухню пойду".
Это была свежая машинопись "Жидов города Питера", читанная, как мне было потом сообщено, только Еленой Ильиничной.
А с Борисом Натановичем я, в общем, так и не познакомился: мы увиделись в октябре 91-го,  и я подошел к нему сказать бессильные и бесполезные слова.
К сведению любителей пропорциональности. Пропорциональным ответом на действия палестинцев был бы обстрел самым мощным из наименее прицельного.
деконструкция (по Гуссерлю Хайдегерровичу Дерриде) = раздизайн = дебилдинг
Несмотря на любовь к животным, Виноградов, судя по всему, испытывал прямо противоположные чувства к людям.

Довольно глупо подозревать любовника дикой пророды, да хоть и песиков-котегов в повышенной любви к людям (потребовались десятилетия пропаганды от "Лесси" до Гаврилы Белобимачерноухова и далее). Интересно, найдется ли журнализд, написавший бы "Х испытывал ненависть к людям, что, как это часто бывает, находило компенсацию в любви к животным".




С языком у них было плохо, поэтому вместо метода проб и ошибок (т.е., проб и отбрасывания ошибок) они стали пользоваться методом ошибок высшей пробы.
http://news.yandex.ua/yandsearch?cl4url=focus.ua%2Feconomy%2F249786%2F

И да, теперь цены в долларах нельзя указывать даже в рекламных целях.
Выслушал рассказ Л. и Ч. о том, что они узнали о чешской системе образования. Это, граждане, полный пипец. Люди идут в университет в 22-23 года. И до этого возраста они не работают, они, страшно сказать, учатся. Если там еще принято более или менее массово получать верхнее образование, то это страна законодательно установленного инфантилизма.
Ч. сказал, что учиться там не хочет. Прага - красивый город и даже прекрасный. Но, говорит Л., ты бы там, учитывая паршивую погоду, был в полной тоске, так что правильно решил не ехать. Что, спрашиваю, не жилой город? Нет, говорит Л., это тебе не Рим. В 6 вечера в двадцати минутах от центра на улицах ни души. Это мы с ней идем по большому вечернему кругу: дом - выход на бульвар возле Художественного музея (ака дом Нарышкиной, ур. Потоцкой), по бульвару (-ам) до Городской думы, обратно по Дерибасовской и Садовой, 9 вечера, жизнь вокруг шкварчит и пенится, и Л. добавляет, что уехать жить из Москвы в Прагу - это да, это прекрасно, но из Одессы - это как-то бессмысленно. А город, в двадцатьтридцатый раз повторяет Л., красивый невероятно.
ОК, я понял, надо будет туда все-таки добраться в хорошую погоду. Повидаться с теми, кого люблю (их там есть), посмотреть город-музей да и свалить обратно в Одессу. Ну, или в Рим. По чульско-образовательым делам проверим еще один совсем экзотический вариант. Но это уже где-то в марте.
Дожил. Л. звонит из пражского аэропорта насчет купить виски. Ч. решительно отбирает у нее трубку и спрашивает, устраивает ли меня Laphroaig Quarter Cask.
Удивительно, как индоктринация (в некоторых нередких случаях ее называют верой) превращает интллектуально сохранных людей в мудаков, лишенных способности переступить ступеньку и сделать еще один строго аналогичный предшествующим логический вывод. Потому что ступеньки разной высоты: твоя ступенька (доктрина), она маленькая, переступть легко, а моя - да это же гора, а не ступенька, где ты видишь ступеньку.
Если кто тут усматривает оскорбление чьих-то религиозных чувств, то нет. Слово "мудак" относится не к чувствам (о которых я ничего не знаю и знать не хочу), а к их носителям. Да и к ним, собсвнно, а к некоторым их проявлениям и высказываниям.
Л. и Ч., должно быть, уже в Праге. А я в Одессе, пора бы и спать ложиться.

January 2013

S M T W T F S
  1234 5
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios